Публикации, Детектор лжи: вопросы на засыпку

Детектор лжи: вопросы на засыпку

27 сентября 2010

Детектор лжи: вопросы на засыпку

К детектору лжи, а по-официальному - полиграфу, до сих пор в широких слоях населения России отношение скептическое. Почему-то считается, что обвести вокруг пальца этот аппарат не сложнее, чем ребенка.
- Обмануть полиграф невозможно, - вполголоса, как бы между прочим, сказала мне молодая женщина, пристраивая восьмой, последний, датчик к моему телу.
Оксана Довженко по должности - старший референт отдела криминалистики следственного управления следственного комитета при прокуратуре РФ по Мурманской области. Одна из трех специалистов-полиграфологов (двое других, к слову, мужчины), работающих в правоохранительных органах Заполярья.
- Оксана Николаевна! Чувствую себя прямо-таки актером Михаилом Ножкиным в культовом кинофильме моего детства.
- Это где он все-таки обманул полиграф? Вы не поверите, но я так ни разу и не видела это кино, хотя мне постоянно про него все напоминают.
«Я в весеннем лесу пил березовый сок…»
Она не видела это кино? Вот что значит другое поколение!
42 года назад, в 1968-м, советский народ валом валил в кинотеатры на обаятельный боевичок из жизни зарубежных шпионов и отечественных контрразведчиков «Ошибка резидента». Первых в фильме олицетворял великий актер Георгий Жженов, а вторых - молодой Михаил Ножкин. Он-то и проснулся знаменитым. Не было в СССР подъезда или туристического костра, где бы молодежь не распевала под гитару «Я в весеннем лесу пил березовый сок, с ненаглядной певуньей в стогу ночевал…»
Так вот. Герой Ножкина попадает в шпионский центр в одной из капстран и с легкой руки сценаристов без особых проблем проходит испытание на детекторе лжи. Причем тот агрегат занимал полкомнаты в шпионской штаб-квартире. Припомнили?
А первые модели полиграфов, появившиеся в Штатах в начале 20-х годов прошлого века, были и того габаритнее. И сразу же обросли мифами и вошли в моду у околоинтеллектуальной публики.
Но вернемся в кабинет полиграфолога следственного управления. Оксана Довженко достает из чемоданчика квадратную металлическую коробочку размером 15 на 15 сантиметров и толщиной в полтора.
- Как? Это и есть легендарный детектор лжи?!
- Ну, его еще надо подключить к ноутбуку, - говорит опытная полиграфиня и не без гордости добавляет: - Одна из новейших разработок на вооружении следственного комитета. Приятно, что она российского производства, а называется «Диана» - в честь древнеримской богини охоты.
Богиня охоты за правдой
Полиграфологами, как и солдатами, не рождаются. Девочка выросла в Мончегорске, ходила себе, как и многие сверстницы, в детскую школу искусств. Но в живописцы по здравому размышлению решила не подаваться, а поступила в Московский юридический колледж. Вернувшись домой, стала служить оперуполномоченным в Мончегорском отделе внутренних дел. А три года назад старшего лейтенанта милиции Оксану Довженко направили осваивать полиграф во Всероссийский институт повышения квалификации сотрудников МВД. Дело новое, спецов раз-два и обчелся.
В разыскной работе подсказка полиграфолога очень ценится операми, особенно когда подо-зреваемых несколько. Сотни уголовных дел, но Оксане почему-то особенно запомнились случаи, когда не преступника изобличила, а оправдала невиновного.
- Однажды сотрудники Кандалакшского отдела привезли ко мне в Мончегорск подозреваемого. Молодого человека обвиняли в том, что он задушил свою мать. И бытовой мотив вроде бы был: женщина-алкоголичка не ладила с сыном. И время его возвращения домой с работы совпадало со временем убийства. Да и сам парень сказал мне, что, скорее всего, его осудят, даже смирился со своей участью, хотя и не сознавался в убийстве. Но после исследования на полиграфе я пришла к выводу, что подозреваемый говорит правду, он невиновен. О чем и сообщила кандалакшским коллегам. Кстати, впоследствии они нашли настоящего убийцу.
«Ящик» соврет и не покраснеет
Если во времена «Ошибки резидента» импульсы с укрепленных на теле датчиков фиксировали самописцы на бумажных лентах, то нынче полиграфолог Довженко судит о правде и лжи в показаниях подозреваемых по диаграммам на экране ноутбука. И в нашем разговоре она вспоминает эпизод, когда беспечные телевизионщики всенародно подкормили миф о том, как просто обмануть полиграф.
Дело было года два назад. Оксана Довженко вместе с дочерью, мужем и мамой готовилась ужинать дома в Мончегорске. Перелистывая телеканалы, кто-то из членов семьи наткнулся на реалити-шоу «Дом-2». Никогда бы она не обратила внимания на этот неказистый «Дом», но в тот раз закулисные сценаристы шоу решили освежить его при помощи детектора лжи. На экране творилось вот что: один из участников шоу якобы стырил у товарищей по «домовому несчастью» ноутбук и дорогое кольцо. Ну вызвали, в натуре, полиграфологов, подключили к злоумышленнику датчики, задают вопросы, клиент в отказе.
- А диаграммы на мониторе после ответов показывают крупным планом, - вспоминает с усмешкой Довженко. - Я сразу же и говорю своим близким: парень все-таки украл эти вещи. Каково же было мое удивление, когда телеспецы дали отрицательное заключение! Но и это еще полбеды. Обрадованный вор победно выносит украденные ноутбук и кольцо и нагло заявляет: «Ваш полиграф - ерунда!»
Дурная слава - среди зеков
В декабре прошлого года Оксана Довженко перешла на работу в следственное управление по Мурманской области. И если в милиции полиграфолог работает на основе федерального закона об оперативно-разыскной деятельности, а его выводы имеют лишь рекомендательный характер для оперов, то в прокуратуре ответственность куда выше. Здесь он руководствуется уже Уголовно-процессуальным кодексом, а его заключение суд вправе рассматривать как доказательство.
- В нынешнем году я на своей «Диане» провела уже 120 исследований подозреваемых. Следователи обычно обращаются ко мне в самом начале расследования, но уже семь раз мне довелось участвовать и в финальной стадии, давать показания в суде в прениях сторон, - комментирует Оксана Николаевна личную статистику. - Говорят, что я пользуюсь дурной славой у заключенных: это, мол, та самая ведьма, которая видит насквозь…
Здесь нужно подчеркнуть, что следственное управление расследует в основном особо тяжкие преступления, связанные с убийствами, изнасилованиями, жестокими телесными повреждениями. А специфика работы полиграфолога в том, что он на несколько часов остается один на один с предполагаемым убийцей.
- Я очень их боюсь! - признается хрупкая женщина. - Обычно провожу с подозреваемым не менее семи тестов, в каждом до 15 вопросов, каждый тест повторяю по два-три раза… Своего рода шахматная партия. Иногда я - единственный на свете человек, который уже знает, что перед ним убийца. И когда подозреваемый начинает осознавать, что круг вопросов сужается, а в моих глазах он практически изобличен, тут мне и становится не по себе. Одно утешение - наши мужчины-опера всегда меня оберегают и стоят под дверью наготове.
Подчас не верят даже опера
Весной нынешнего года в нашей области было совершено убийство в общественном месте, причем совершено с особой жестокостью. Круг подозреваемых оказался широк - от посетителей до ближайших родственников. Двенадцать человек пропустила Оксаны Довженко через свой полиграф:
- Подробностей по понятным причинам сообщить не могу, дело еще на стадии расследования. Но один кандидат в убийцы у меня уже определился. Разумеется, одного полиграфа для обвинения маловато, поэтому ждем выводов других экспертиз.
Если преступление сложное, перед исследованием дотошный полиграфолог не только листает сухие материалы дела, но и беседует со следователями и оперативниками, владеющими живой информацией. Иной раз Довженко и сама выезжает на место преступления, чтобы увидеть его своими глазами. И только потом начинает готовить опросник - в каждом случае строго индивидуальный.
- Иногда мои выводы настолько неожиданны, что им даже опера не верят, - улыбается она. - Вот, скажем, одно из убийств этого года, случившееся в областном центре. Обследовала нескольких подозреваемых, даю заключение - люди явно не те, кого надо искать. Опера в сомнениях: вы, говорят, Оксана Николаевна, ошибаетесь. Что ж, отвечаю, приводите еще раз того, кого подозреваете больше других. И опять моя «Диана» дает отрицательный вывод. В конце концов были арестованы совсем другие люди, а полиграф сегодня подтверждает их вину…
К каким только наивным уловкам не прибегают преступники, чтобы «наколоть» полиграф! Исключительной изобретательностью отличаются, к примеру, рецидивисты.
- Один такой недавно целый спектакль устроил! - вспоминает Оксана. - Пытался незаметными движениями сбить настройку датчиков на теле, разбавлял опрос пустыми разговорами, плакал, имитировал истерику. Тестирование пришлось прервать. Но тест другого лица, осведомленного о деталях преступления, все же подтвердил виновность «актера».
Чтобы не было иллюзий
Так можно ли обмануть полиграф? Вообще-то примеры тому есть, и не только киношные. Скажем, высокопоставленный сотрудник ЦРУ Олдрич Эймс несколько раз выдерживал проверку, пока наконец кто-то из наших перебежчиков (так считается) не выдал, что он давно является российским агентом. Но вот обычный человек без спецподготовки? Как говорил товарищ Сухов, это вряд ли.
Действие аппарата основано на точнейшей регистрации безусловных рефлексов, которые человек просто не в силах контролировать. Исключение составляют, быть может, только самые продвинутые йоги, которых на земле не так уж и много, в Индии в основном. Они-то, говорят, способны силой воли удерживать неизменными пульс, артериальное давление, ритм дыхания, интенсивность потоотделения. Тут другой вопрос на засыпку: а способен ли йог в состоянии нирваны отвечать на очень конкретные вопросы полиграфолога, а?
Но вернемся к нашему эксперименту. Оксана Довженко закрепляет на мне восемь датчиков: верхнего и нижнего дыхания - на грудь и на живот, мимической активности на лоб, артериального давления на правую руку, сердечной активности на средний палец левой кисти, а на указательный и безымянный - датчики кожно-гальванической реакции (попросту потоотделения). Да, чуть не забыл: под ножками стула, на котором я сижу, притаились датчики тремора, иначе говоря, дрожания тела. А маленькую коробочку «Дианы» Довженко подсоединяет к ноутбуку.
- Опросник для вас я уже подготовила, - роняет эксперт, - но для начала я всегда провожу установочный тест, чтобы у испытуемого не было иллюзий.
Каждый лжет по-своему
Особенность тестов на полиграфе в том, что на любые вопросы следует отвечать только «да» и «нет». На установочном же тесте вообще положено только отнекиваться - это чтобы специалист зафиксировал характерные черты реакций при произнесении заведомой лжи.
- Обычно я угадываю задуманную испытуемым карту или цифру. Но в вашем случае буду для наглядности произносить мужские имена, в том числе и ваше собственное, а вы отвечайте «нет». Итак, вас зовут Юрий?.. Игорь?.. Сергей?
Когда доходит до Павла, я тем же абсолютно ровным, как мне кажется, голосом говорю: «Нет».
Наглядность меня поражает. Зафиксировав все диаграммы моих ответов в ноутбуке, Оксана Довженко демонстрирует мне, как разительно отличается вранье от правды.
- Вот видите, на имени Павел у вас слегка изменилась амплитуда дыхания, чуть больше частота сердечных сокращений, на треть скакнуло давление, но самой яркой оказалась кожно-гальваническая реакция. Каждый человек лжет по-своему. Вот вы именно так - и не иначе.
Ключевой вопрос
- Так о чем же вы будете у меня допытываться? - интересуюсь я.
- Сейчас догадаетесь. Круг вопросов будет сужаться.
И последовал первый цикл вопросов.
И ключевым в нем был такой:
- Вы принимали участие в убийстве животного, занесенного в Красную книгу?
Тут я начал соображать, откуда ветер дует...
В середине 80-х мне довелось полгода провести на северном побережье Новой Земли. Наш радиогеодезический пост круглосуточно посылал сигнал для морских геологов, нащупавших в открытом море Штокман. Три человека, отрезанных от цивилизации. Домик посреди арктической пустыни. Ранней зимой нам пришлось пристрелить самого бесстрашного хищника на земле - белого медведя.
Лет через десять я опубликовал в газете краеведческий материал о белых медведях. Среди всяких исторических свидетельств процитировал и мемуары одного из участников первой экспедиции Виллема нашего Баренца в море, которое ныне названо его именем. Когда четыре с лишнем столетия назад Баренц зимовал на Новой Земле, белые медведи сожрали чуть ли не треть его экипажа! Естественно, в статье я рассказал и о личном приключении - о том, как порешили мы краснокнижную зверюгу. (Исключительно в целях самообороны! Ведь охота на него уже полвека как запрещена.) И даже поделился с читателями рецептом приготовления рагу из заднего окорока умки, как называют могучего зверя чукчи.
Неужели старая газета попалась юристу 2-го класса Довженко на глаза? Тут даже никаких датчиков не надо было - я почувствовал, как сердце екнуло... (Между прочим, потом выяснилось вот что: это коллеги по доброте своей душевной подсунули работнику следственного управления мой давний материал с «признательными показаниями».) Но ведь я мог тот сюжет и высосать из пальца?
В общем, полиграфолог провела четыре полноценных теста. Достоверность истории, рассказанной в статье, была подтверждена. Но последний вывод сразил меня наповал.
Одно слово - ведьма!
- Верно, вы лично в мишку не стреляли. Но сдается мне, что никакой самообороны, о которой вы писали, не было… - задумчиво проговорила полиграфиня. - Скорее всего, вы стали соучастником заведомо подготовленного убийства белого медведя с неизвестной мне целью. Пока - неизвестной…
Ах, Оксана Николаевна! Раз такое дело, признаюсь, как на духу, безо всякой «Дианы»: элементарная была цель - гастрономическая. Хоть и умолчал я о ней в статье. Просто консервы за полгода осточертели, захотелось нормального мяса. Подманили мы мишку куском тухлятины, привязав его на крыше к трубе нашей печки. Хозяин Арктики подслеповат, но поживу чует за много верст. Был грех. Четверть века с тех пор прошло, только срок давности и спасает…
Я поднял руки вверх:
- Сдаюсь! Но как же вам это удалось?
Она только рассмеялась.
Одно слово - ведьма. Молодая симпатичная ведьма, которая видит насквозь.

Источник: http://www.mvestnik.ru/shwpgn.asp?pid=201009253532

HostCMS